Экскурсии arrow Календарь
 
Последние новости
В помощь готовящимся ко Св. Крещению
Если вы решили покреститься или крестить ребенка, вам сюда,
Проблемы кладбища в Пушкинских Горах
Раздел сайта посвящен решению проблем содержания кладбища в Пушкинских Горах.
 
Популярное
 
Христос Воскресе!
 
Ин. 1: 1-17. В начале бе Слово, и Слово бе к Богу, и Бог бе Слово. Сей бе искони к Богу: вся Тем быша и без Него ничтоже бысть, еже бысть. В том живот бе, и живот бе Свет человеком: и Свет во тме светит, и тма его не объят. Бысть человек послан от Бога, имя ему Иоанн. Сей прииде, да свидетельствует о Свете, да вси веру имут Ему. Не бе той Свет, но да свидетельствует о Свете. Бе Свет истинный, иже просвещает всякого человека грядущаго в мир. В мире бе, и мир Тем бысть, и мир Его не позна. Во своя прииде, и свои Его не прияша. Елицы же прияша Его, даде им область чадом Божиим бытии, верующим во имя Его. Иже не от похоти плотския, ни от похоти мужеския, но от Бога родишася. И Слово плоть бысть и вселися в ны, и видехом славу Его, славу яко Единороднаго от Отца, исполнь благодати и истины. Иоанн свидетельствует о Нем и воззва, глаголя: Сей бе, Егоже рех, иже по мне Грядый, предо мною бысть, яко первее мене бе. И исполнение Его мы все прияхом, и благодать воз благодать. Яко Закон Моисеом дан бысть, благодать же и истина Иисус Христом бысть.

Прочтите, что означают эти слова, читаемые в Пасху в храмах. Толкование блж. Феофилакта Болгарского.
Быстрый хостинг на NVME!
Православный календарь

На главную ‹ Жития Святых

Священномученик Виктор (Усов), священник (20 января 1937 г.)

Священномученик Виктор родился 19 марта 1876 года в селе Всехсвятско-Орловский Погост Великоустюжского уезда Воло­годской губернии в семье диакона Симеона Васильевича Усова и жены его Агнии. У супругов было пятеро сыновей и одна дочь, и все сыновья стали священнослужителями.

В 1900 году Виктор окончил Вологодскую Духовную семина­рию и был назначен учителем в Илезскую Воскресенскую цер­ковноприходскую школу. В 1903 году он был учителем в Тотемской Спасо-Суморинской и в Угрюминской церковноприход­ских школах. Он женился на девице Марии, дочери священника Димитрия Рябинина, служившего в Георгиевской Заднесельской церкви. 8 сентября 1904 года епископ Вологодский и Тотемский Алексий (Соболев) рукоположил Виктора Семеновича во диако­на к Благовещенской Томашской церкви Кадниковского уезда, а 4 марта 1907 года епископ Вологодский и Тотемский Никон (Рождественский) рукоположил его во священника к Успенской Подольской церкви того же уезда. В 1908 году отец Виктор был назначен законоучителем Успенской церковноприходской шко­лы. В 1913 году отец Виктор был переведен в Богородице-Рождественскую церковь в селе Леваш, которое находилось в самом отдаленном и глухом углу Тотемского уезда Вологодской губер­нии. Каменный храм здесь был возведен в 1822 году, а колоколь­ня – в 1872-м. Отец Виктор прослужил в этом селе до дня своего ареста.

Во время гонений на Русскую Православную Церковь от без­божных властей в 20-х и 30-х годах ХХ века отец Виктор ни в малой мере не сократил своей проповеднической и пастырской деятельности. В середине тридцатых годов власти решили храм закрыть, а священника арестовать. В начале мая 1935 года стали вызываться свидетели, которые должны были дать показания против священника. Некая женщина показала, что священник приходил к ней в дом для причащения и посоветовал ее дочери в этот день, в субботу, не ходить в школу. Увидев в переднем углу комнаты «уголок Ленина», он предложил перенести его в другой угол, а также снять со стены плакат «Попы – враги рабочих и кре­стьян!» и заменить его надписью: «Где совет – тут и свет, где лю­бовь – тут и Бог».
13 мая 1935 года власти допросили священника, потребовав ответа на вопрос: признает ли он себя виновным в том, что, про­живая в селе Леваш, среди населения проводил контрреволюци­онную работу, направленную против советской власти и проводи­мых ею мероприятий. Отец Виктор на это сказал:

– Не признаю. Никогда контрреволюционной деятельностью не занимался.

– Признаете ли вы себя виновным, – спросил далее следова­тель, – в том, что вы в марте этого года были приглашены к боль­ной для причащения и, когда вы находились в ее квартире, то ре­комендовали дочери больной, ученице школы, в субботу не ходить в школу, а также рекомендовали ей написать религиозные лозун­ги: «Где совет – тут и свет, где любовь – тут и Бог»?

– В марте я действительно ходил причащать больную и ее до­чери, ученице школы, говорил, что если соблюдать чистоту в квартире, то во время болезни матери не нужно ходить в субботу в школу, а мыть полы. Этой же ученице я рекомендовал написать: «Где совет – тут и свет, где любовь – тут и Бог». Я рекомендовал это, потому что думал, что в этом лозунге ничего контрреволюционного нет.

– Признаете ли вы себя виновным в том, что вы, находясь в квартире ученика левашской школы Анастасия, говорили ему, чтобы он убрал организованные им в переднем углу около икон уголок Ленина и уголок учебы, рекомендуя их перенести в другой угол, а также рекомендовали ученику снять лозунг «Попы – враги рабочих и крестьян!»?

– Рекомендовал ли я Анастасию перенести уголок Ленина и уголок учебы в другой угол, а также снять лозунг «Попы – враги рабочих и крестьян!» – такого случая я не помню.

– Вы рекомендовали ученику левашской школы Николаю снять со стены лозунг «Учиться, учиться и учиться. В школе со­блюдай тишину». Признаете ли вы себя виновным в том, что вы своей контрреволюционной деятельностью направляли детей против учебы?

– Ученику Николаю я никогда не давал совета снимать лозунг «Учиться, учиться и учиться». В этом виновным себя не признаю.

– Признаете ли вы себя виновным в том, что вы в апреле 1935 года, находясь в квартире ученика левашской школы Дмит­рия, рекомендовали ему написать религиозный плакат: «Где со­вет – тут и свет, где любовь – тут и Бог»?

– Действительно, я рекомендовал ему написать этот религиоз­ный плакат.

– Признаете ли вы себя виновным в том, что вы, находясь в квартире ученика левашской школы Ивана, сорвали со стены пла­кат «Попы – враги советов!» и этот плакат бросили в печку?

– У Ивана я никогда плаката «Попы – враги советов!» не сры­вал и виновным себя не признаю.

– Признаете ли вы себя виновным в том, что вы в Пасху 1935 года привлекали учеников левашской школы носить ико­ны по квартирам верующих? Сколько учеников было привлече­но вами?

– Действительно, в Пасху 1935 года иконы по квартирам веру­ющих носили ученики, два-три человека, фамилий их я не знаю. Я их не привлекал, а они сами изъявили желание.

14 мая 1935 года уполномоченный Тотемского отдела НКВД выписал постановление на принятие дела к производству, напи­сав, что контрреволюционные действия священника выразились «в срывании революционных лозунгов, находящихся в квартирах граждан села Леваш Нижне-Печенского сельсовета, внушении школьникам не писать революционных лозунгов, а имеющиеся в квартирах убрать и заменить их антисоветскими с религиозной наклонностью»[1].

В тот же день отец Виктор был арестован и заключен в тюрьму в городе Тотьме. Все камеры в тюрьме тогда были переполнены узниками, негде было ни сесть, ни лечь, и пока одни лежали – другие стояли.

Следователь в присутствии учителя стал допрашивать учени­ков левашской школы. Они показали, что священник рекомендо­вал им убрать из переднего угла в избах «уголок Ленина», «уголок учебы» и «уголок здоровья», перенеся их в другой угол, и предло­жил сжечь плакат, где было написано: «Попы – враги рабочих и крестьян!», заменив его на другой: «Где совет – тут и свет, где лю­бовь – тут и Бог».

2 июня следователь снова допросил священника.

– Признаете ли вы себя виновным в том, что вы среди еди­ноличников села Леваш говорили о том, что в колхоз вступать не нужно?

– Я имел с некоторыми гражданами разговоры о том, что всту­пать в колхоз не нужно. Это я действительно говорил, особенно в 1931-1932 годах. В первые годы коллективизации я действительно думал, что в колхозах жизнь не будет хорошей, а поэтому я и гово­рил населению, что в колхоз вступать нужно обождать, нужно по­смотреть, что будет. Но в настоящее время увидел, что в колхозах жизнь стала поправляться, и я понял, что в своих определениях о жизни в колхозах ошибся, и за последние 1934-1935 годы против колхозов никому не говорил.

– Когда вы говорили населению о том, что в колхозе жизни хорошей не будет, в колхоз вступать нужно обождать, одновре­менно говорили ли вы населению о смене существующего совет­ского строя?

– Я никому не говорил о том, что советская власть существо­вать не будет. До 1922 года, когда советская власть еще не окрепла, я лично был убежден, что советский строй существовать не дол­жен, но своими мыслями об этом я ни с кем не делился. Но с 1922 года я увидел, что советская власть из года в год укрепляется и становится непобедимой.

– Кто из населения обращался к вам за советами относитель­но вступления в колхоз?

– Иногда действительно отдельные граждане, единоличники, спрашивали: «Как, батюшка, в колхозе или вне колхоза жить луч­ше?» Я всегда на такие вопросы до 1932 года рекомендовал не хо­дить в колхоз, а с 1932 года, когда ко мне обращались, я отвечал: «Сами видите». В последнее время я ни за колхоз, ни против него ничего не говорил.

Следователь потребовал от священника, чтобы тот назвал единомышленников, с которыми он беседовал о том, чтобы не всту­пать в колхоз, но отец Виктор отказался называть имена. Когда следователь предложил указать родственников, отец Виктор не стал называть своих братьев-священников и сестру, супруга же его к тому времени умерла, а детей у них не было.

9 июня 1935 года следствие было закончено. Священника об­винили в контрреволюционной пропаганде, выражавшейся в том, что он говорил ученикам школы при посещении их квартир, что­бы они сняли революционные лозунги, заменив их на религиоз­ные, а также в том, что он вовлекал учеников школы в отправление религиозных обрядов, так как школьники у него во время крест­ных ходов носили иконы.

11 сентября 1935 года состоялось судебное заседание при учас­тии Специальной Коллегии Северного краевого суда, в присутст­вии обвиняемого и свидетелей. Во время судебного заседания, отвечая на вопросы обвинения, отец Виктор сказал: «Я действи­тельно посещал квартиры школьников. И, увидев под висевшими иконами лозунг “Учиться, учиться и учиться”, я действительно сказал, что, кроме этого лозунга, нужно еще написать: “Где со­вет – тут и свет, где любовь – тут и Бог”... Во время развертывания коллективизации сельского хозяйства в 1931 году ко мне некото­рые крестьяне обращались за советом, входить или нет в колхоз. Я действительно им говорил, что вступить в колхоз еще успеете, нужно повременить. Говорил я это потому, что в это время не ве­рил в состоятельность колхозов. В остальной части все обвинения отрицаю»[2].

В тот же день священник был приговорен к пяти годам заклю­чения в исправительно-трудовом лагере. 8 октября 1935 года отца Виктора отправили этапом в Вологду. 27 октября он был доставлен в исправительно-трудовой лагерь, расположенный рядом с горо­дом Сокол Вологодской области. Здесь по реке Сухоне через озеро Кубинское проходил водный путь до Беломорско-Балтийского комбината. До этого места сплавляли лес бревнами, а здесь заклю­ченные лагеря, в котором находился и отец Виктор, вылавливали бревна из воды, связывали в плоты и далее сплавляли по озеру. От голода и непосильной работы священник не дожил до оконча­ния срока. Священник Виктор Усов скончался 20 января 1937 го­да и был погребен в безвестной могиле.

«Жития новомучеников и исповедников Российских ХХ века.
Составленные игуменом Дамаскиным (Орловским). Январь».
Тверь. 2005. С. 58-63

Библиография

А. Кузнецов. Тотемская церковная старина. Тотьма, 1999. С. 44.
Т.Г. Глазкова Священномученик иерей Виктор (Виктор Семенович Усов). Материалы к жизнеописанию. Рукопись. 2000. С. 1-5.
УФСБ России по Вологодской обл. Д. П-516.

Примечания


--------------------------------------------------------------------------------

[1] УФСБ России по Вологодской обл. Д. П-516, л. 1.
[2] Там же. Л. 41 об-42.

 ←  Святой Михаил (Розов) исповедник, священник

Священномученик Павел (Никольский), священник  → 


 
Опросы
Вы за возвращение исторического названия Святые Горы Пушкинским Горам

Наша группа в ВК
vk-grupp.png
Быстрый хостинг на NVME!
Жилье в Пушкинских Горах рядом с монастырем
Комфортный дом на 4 человек в Пушкинских Горах, старый центр за 2500-3000 в сут.

 
 
 
 
0.1857