Из истории храма arrow Воспоминания arrow Воспоминания прихожан arrow Воспоминания прихожанки храма Анны Фёдоровны Анисимовой (певчей церковного хора)
 
Последние новости
В помощь готовящимся ко Св. Крещению
Если вы решили покреститься или крестить ребенка, вам сюда,
Проблемы кладбища в Пушкинских Горах
Раздел сайта посвящен решению проблем содержания кладбища в Пушкинских Горах.
 
Популярное
 
Христос Воскресе!
 

Ин. 1: 1-17. В начале бе Слово, и Слово бе к Богу, и Бог бе Слово. Сей бе искони к Богу: вся Тем быша и без Него ничтоже бысть, еже бысть. В том живот бе, и живот бе Свет человеком: и Свет во тме светит, и тма его не объят. Бысть человек послан от Бога, имя ему Иоанн. Сей прииде, да свидетельствует о Свете, да вси веру имут Ему. Не бе той Свет, но да свидетельствует о Свете. Бе Свет истинный, иже просвещает всякого человека грядущаго в мир. В мире бе, и мир Тем бысть, и мир Его не позна. Во своя прииде, и свои Его не прияша. Елицы же прияша Его, даде им область чадом Божиим бытии, верующим во имя Его. Иже не от похоти плотския, ни от похоти мужеския, но от Бога родишася. И Слово плоть бысть и вселися в ны, и видехом славу Его, славу яко Единороднаго от Отца, исполнь благодати и истины. Иоанн свидетельствует о Нем и воззва, глаголя: Сей бе, Егоже рех, иже по мне Грядый, предо мною бысть, яко первее мене бе. И исполнение Его мы все прияхом, и благодать воз благодать. Яко Закон Моисеом дан бысть, благодать же и истина Иисус Христом бысть.

Прочтите, что означают эти слова, читаемые в Пасху в храмах. Толкование блж. Феофилакта Болгарского.

Воспоминания прихожанки храма Анны Фёдоровны Анисимовой (певчей церковного хора)

Печать
12:02:2008 г.
Анна Фёдоровна АнисимоваВоспоминание о войне. Я, Анисимова Анна Федоровна, коренной житель Пушкиногорского района. Родилась в деревне Устье, где Сороть впадает в реку Великую, а в настоящее время живу в поселке Пушкинские Горы, улица Пушкинская, дом 8. Остались такие воспоминания о прожитой трагедии. Нам выпало такое время.
Я только начала ходить в школу, как нас раскулачили. Отца в тюрьму не посадили, а выслали в трехдневный срок на 101-й километр. Мама - за ним. Первое время, где они были, не знали, а нас было трое. Два брата и я ( они были постарше меня). Нас взяла тетя на попечение.
От нас все забрали. Дело было весной, уже снег растаял, мы, дети, втроем на завалинке сидели и плакали. Особенно, мои братья, как от нас стали уводить лошадь, как сейчас вижу, белой масти. Все от нас забрали: в начале скот, а потом и остальное. Даже грядку лука не дали посадить, а, как мы выжили, не знаю.
Мост в деревне Селихново. Современный вид. Тетя была очень хорошая, нас жалела, мы ходили в школу, я окончила семь классов. А тут вдруг война, и такой враг напал на нас. Вооружен был до зубов: сбоку - штык, за плечами- автомат, в каске, сапоги до колена как жар горят. Пехота их вся на мотоциклах.
Когда немцы появились в нашей деревне, мы стояли кучкой, чуть ли не прижимались друг к другу, боялись, что не стали бы нас убивать? Но они были такие веселые, что так быстро забирают нашу территорию. Один немец, командир, говорит:«Драй таге, тринкен тее Ленинград». Это значит, что три дня, пить чай в Ленинграде, но оказалось не так.
Шло время, немец продвигался все дальше, и дальше. Мы в оккупации.
Днем у нас в деревне немцы, а ночью партизаны. Наше население оказалось очень надежное. Как мы трудились, жили, можно сказать, на подножном корме. Сеяли, сажали, у каждого в подвале жернова для перемалывания зерна. Как говорится, работали до пота. И подкармливали партизан, и оставляли ночевать.
В поселке Селихново на реке Великой был мост построен. Мой дедушка не знал, когда его строили, а прадедушка тоже не знал. От дедушки я слышала, что роду царя Романова 300 лет. Вот тогда он и построен. У фашистов во время войны эта дорога у нас была главная. Они все свое снаряжение военное двинули к фронту через этот мост. Зимой, когда выпадал снег, немцы нас гоняли расчищать дорогу от Селихнова до Новгородки. Снегу так было много, просто в рост человека. Селихново от моей деревни находится в двух километрах, а другие ходили даже за десять километров. Немцы всю территорию разделят и проверят. Плохо расчистишь, так прикладом огреют.
Снег расчищали до пота и окопы рыли до пота, боялись, что убьют.
Партизаны ковали дела такие, уму не постижимо. Они все взвесили, местность нашу изучили. И вот в 1943 году все выследили. Снег стаял, река освободилась ото льда, как раз, в день Пасхи партизаны ночью подошли к мосту, сняли патрули немецкой охраны. Ночь такая была темная, как говорят, хоть глаз коли. Мост взорвали. Он рухнул в реку по обе стороны.
Наши мужчины перевезли партизан через реку на лодке в черте деревни Нифаки. Говорили, что один был ранен, его укутали шубой.
Всю ночь радовались – совершилось, а как настал день, мы не знали, куда деться. Фашисты с автоматами ищут, кто это сделал. В шоке фашисты подъехали – моста нет. И их военная техника выстроилась от Селихнова до Новгородки. Техника стояла впритык, как говорят, ни туда и ни сюда им не развернуться.
Анна Фёдоровна АнисимоваУ нас за рекой в деревне Железово был лес, сосна хорошая, как говорят, в обхват. Оглядел фашист и стал по берегу реки копать землянки, и вырезать лес. Копали и мы, нас гоняли. Возили немцы через реку Великую, сделали плот и перевозили лес. Землянки покрывали лесом в три наката.
Когда пришел фронт, нас отселяли. Мы еще не успели выехать, деревня наша загорелась, немцы открыли стрельбу зажигательными пулями. На саночках отселялись. Скот с собой не разрешали брать. Это было в 1944 году в начале феврале месяца. Фронт в нашей деревне стоял шесть месяцев, нас отселили за двадцать километров. Немец так окопался, думал все, что теперь никакая сила их не возьмет. Никак нашим было не прорваться, зима уже прошла, весна, лето началось. Ой, сколько наших солдат они перекосили в реке Великой. Наши солдаты вплавь, а они пулеметной очередью.
Время шло, ну, никак нашим не выгнать немца. Пока однажды не подошла «Катюша». В шахматном порядке, как дождем, влила по их накатам. Сразу фашист утром закричал капут. Это слышали наши солдаты, они нам рассказывали. Все на своем пути эта машина уничтожала. В нашей деревне такой был бой, что земля горела под ногами. Мы были отселены, нас загнали в один сарай, но не подожгли. Им было не до нас. Немец так стал отступать, как говорили, только ноги успевал подбирать.
Немца нет. Прогнали. Вся наша местность была заминирована, ступить нельзя. Но мы все вернулись домой. У нас в деревне народа на фронте погибло меньше, чем дома на минах.
Меня отправили в Волховский район Ленинградской области, в Кингисепский леспромхоз. Это называлось вторым фронтом. Во время войны пилили лес вручную для строительства мостов. А теперь пенсия у меня маленькая. Обращалась в социальное обеспечение, чтобы хоть немного прибавили к пенсии, а говорят, что вы были от колхоза назначены. А как мы там работали, туда нас отправляли до города Острова, а потом в товарном вагоне до места. Оттуда – с города Острова до дома пешком, а кормили – 400 граммов хлеба. Когда я пришла домой, меня не узнали, обувь вся износилась, выглядела – скелет, обтянутый кожей.
Анисимова Анна Федоровна. Декабрь 2004 г..
Последнее обновление ( 03:03:2008 г. )
 

Добавить комментарий

При добавлении комментариев следует руководствоваться правилами приличия. Недопустимо сквернословие.

:D:lol::-);-)8):-|:-*:oops::sad::cry::o:-?:-x:eek::zzz:P:roll::sigh:
Жирный Курсив Подчеркнутый Зачеркнутый Изображение Список Цитата


Защитный код
Обновить

« Воспоминания прихожанки храма Клавдии Михайловны Семеновой (певчей церковного хора)   Воспоминания прихожанки храма Раисы Ефимовны Кушнеровой (певчей церковного хора) »

 
Опросы
Вы за возвращение исторического названия Святые Горы Пушкинским Горам

Вас удовлетворяет уход за Казанским кладбищем, осуществляемый г.п. Пушкинские Горы посредством ЖКХ?

RU-CENTER. Регистрация доменов. Хостинг RU-CENTER. Регистрация доменов. Хостинг

 
 
 
 
0.1454